Фазаны. Пальмы. Тополя

alCD-53jhh4



style="display:inline-block;width:728px;height:90px"
data-ad-client="ca-pub-9269794480480710"
data-ad-slot="9957750585">

От Малой Пурги – районного центра, если взять строго на запад, попадаешь в деревни разных национальностей: татарская – Абдульменево, русскоязычная – Столярово, Кечур и Вишур – классически удмуртские.

Столярово для немногих известно лебедем-шипуном, который год гнездящимся в верховьях небольшого пруда. Местные жители знают птиц, берегут их. Те отвечают взаимностью – на лодке можно подплыть, сфотографировать. Лебедь-папа кругами вокруг тебя, а в это время молодёжь спокойно-дружно за мамой прячется в зарослях. Но любопытство пересиливает, серыми шейками тянутся, смотрят. Осенью, перед отлётом, круг почёта над родным прудом. Завораживает!

В Кечуре на холме одинокая сосна. Вековая. Молнией битая, но не сломленная, стоит над прахом погибших в гражданскую, охраняет их покой. Красные ли белые, теперь и не важно. Главное – мы помним!

Небольшой лес и деревенька в одну улицу – Вишур. Знаменита уж тем, что не только фазаны и куропатки водятся поблизости, немцы и чехи, охотники, за честь считают сюда попасть.

Потому и пальма не воспринимается за чудо – пальма здесь, как само собой разумеющееся!

n2VZnpe-JII.jpg

EMzdSpsIiT0.jpg
И обезьяны, им мороз нипочём! Зайцев Андрей, лесник в прошлом, это чудо сотворил, из бутылок вырезал. А как рука по дереву идёт! Зеркало в обрамлении – не стыдно тем же чехам с немцами показать!

59MX0SIt8fc.jpg

Трактор с полной телегой зерноотходов вдоль поля уходит к реке. Там подкормочная площадка для кабанов. Снега ощутимо прибавилось. Кабан зверь сильный, но глубокий снег и для него препятствие. Если кормушки полные, он далеко не уйдёт, по своим же тропам, как плугом паханым, приходить будет.

В сильные морозы под упавшими ёлками гнездо сделают – ветки ломают и дно устилают. Сеголетков в середину сбивают, тепло! А ещё любят в муравейники зарыться, мимо пройдёшь, не заметишь!

Куропатки для Удмуртии редкость, но на слуху у старожилов. Южные районы вполне пригодны для их обитания. Вот фазан – птица диковинная, в наших краях самостоятельно ещё не водилась. Но мороз выдерживает. Подкорми, от врагов обереги и ничего, за своих сойдёт.

alCD-53jhh4

С легавыми (собаками, не подумайте о плохом) поутру, по мокрой росе — аж сердце выскочит, когда птица поднимется! И для местного населения работа в удовольствие – кормить, смотреть, выводить-выращивать, из перьев длинных разноцветных мозаику выкладывать.

c9oliiWMNMg

Тамара Юрьевна за хозяйством смотрит, сетку от снега вовремя чистит.

9d2vz4_hHPY.jpg
Просмотришь, снег продавит, птица на волю вырвется. Главный враг для них – ястреб-тетеревятник, где-то лиса, конечно. Собаки беспризорные, но с такими здесь строго. Если охотничья приблудилась, приманят и в «карантине» (вольер для временного содержания) подержат, пока хозяин не отыщется.

В охотничьем хозяйстве и кабан, и лось, не считая «мелочи» — зайцев да лисиц. Давеча и медведь шальной появлялся, пасечники банками консервными свои владения огораживали, не любит звук пустых банок медведь. И поставлена охота на высокий уровень, немцу с чехом тут  и егерь с машиной, и легавая на подхвате, и банька с пельменями.

Не хочешь стрелять – приезжай с фотоаппаратом, душа насладится. Посидишь в засидке, на лабазе, кабанов разного возраста всех увидишь-сфотографируешь. Кто смелый да рано утром встанет – в сентябре «на реву» с лосем встретится. Егерь подстрахует, не даст напасть сопернику (лося-самца подманивают, имитируя рёв такого же самца).

Чуть дальше по дороге — Кулаево, соседнего Норьинского Муниципального Образования.
k9iPk-sT-jQ.jpg

Сразу на въезде тополь. Спилили, но живой, не погибнет. Опасен стал, над дорогой нависал, газопровод под ним. Втроём нужно за руки взяться, чтобы обхватить! Два ствола тянулись вверх, одним корнем питались.

y3-9DppjfhA.jpg

HJFURXbTqLg.jpg

Если кто обращал внимание, тополя в Удмуртии растут лишь только в деревнях. И если деревни давно нет, именно тополя, да кусты черёмухи с калиной, покажут тебе улицу бывшую с околицей на пригорке.

И особенность: во всех здравствующих населённых пунктах тополя, время от времени, ломает ветром. Толстенные сучки обрывают электрические провода, пробивают крыши автомобилей, неосмотрительно оставленных рядом.

Там же, где уж нет домов и улицы пусты, тополя мужественно несут в себе память наших предков, укоризненно глядя на мельтешение людей, иногда появляющихся поблизости.

Их не ломает ветер, им не страшен мороз, они – часовые наших деревень!

Кулаевский тополь живёт,  и весной его свежие ростки порадуют глаз.

А соседи  братья-тополя, что по улице вниз,  наполнят окрестности июньским пухом.



Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий