Компас



style="display:inline-block;width:728px;height:90px"
data-ad-client="ca-pub-9269794480480710"
data-ad-slot="9957750585">

Снега выпало достаточно, и на ближайшие выходные я предложил взять с собой лыжи. На крышах автомобилей багажники, лыжи в дороге никому не помешают. К лесу, тем не менее, проехали легко, снег пушистый, колёсам не проблема.
На этот раз загон решили сделать со стороны болота, там со времён торфоразработок остались каналы, по которым хорошо ориентироваться. И в этот раз со мной в загонщики напросился молодой охотник Василий, одетый, как с иголочки, во всё новое «хольстеровское». Компас в нагрудном кармане, в другом рация, VOX-гарнитура (для разговора без участия рук), экипирован!
Объясняю ему: «Пойдёшь сейчас по просеке на запад, выйдешь на болото, наткнёшься на канал. Канал идёт с севера на юг. Спустишься по нему метров на триста, повернёшь обратно, на восток, и будешь идти на номера. Я к тебе навстречу по болоту пойду. А потом также параллельно с тобой на номера выйду. Ещё раз: номера расположены в сторону Ижевска, на восток, запомнил?» «Да! Запомнил! На восток!», — закинул ружьё, руки в вязаных перчатках, конечно «хольстеровских», ушёл.
Я по пути расставляю номера, от последнего прошёл вниз и свернул на болото. Из-под снега поднялась стайка тетеревов, села на заиндевевшие берёзы. Головы любопытно тянут вниз, смотрят. Чингай почему-то их не замечает, уткнулся носом в лосиный след. Рация попискивает. «Номера, готовы?» «Готовы», — шёпотом. «Василий, вышел на исходную?» «Я давно здесь!» «Начинаем!»
Лосиные лёжки в глубоком снегу, высокий камыш затрудняет движение, Чингай впереди хвостом маячит. Тетерева далеко позади, лосей замечаю визуально, стоят, кормятся. Чингай несётся, снег летит! «Василий, два лося между нами, шумни, чтобы на номера повернули!»
Голос издалека, сквозь помехи, ничего не понятно. Чингай молодец, развернул, но лоси не стоят, не удержит их собака. И вижу, идут они на Василия! Точнее, в то место, где он должен бы находиться. «Вася, на тебя идут! Сам не стреляй, на номера поверни!» «А… и…», — ничего не понятно. «Первый номер, меня слышишь? На тебя могут выйти, готовься!» «И слышу и их вижу. Далековато. Уходят. Стрелять не буду».
Выхожу к машинам, с номеров тихонько подходят. «Вася, слышишь, выходи!»
На капоте машины стол-самобранка, чай-кофе, закусить. Чингай вернулся, смотрит осуждающе. «Ладно, ладно, понимаем!», — беру на поводок.
«Вася, ты где?», — все оторвались от стола. Вася молчит!
Звоним на телефон, связь есть. «Вася выходи, ты куда пропал?» «Иду к вам». «Куда к нам?» «На восток!» «Молодец! На восток и нужно. Стрельни в воздух на всякий случай, послушаем». Далеко-далеко слабый звук выстрела. Кофе-бутерброды зависли в воздухе. «Это он где!», — хором. «Вася, ты на компас смотришь?» «Смотрю» «На восток идёшь?» «На восток». У меня мелькнула догадка: «Вася, а на какую букву на компасе ты смотришь, на какую идёшь?» «На W». «Вася!», — это уже Дима, — «W- это ЗАПАД! – WEST, а ВОСТОК — это E – EAST». «Вася, вставай на свой след обратно, никуда не сворачивай!»
«Дима, вы все тут оставайтесь, Чингай тоже с вами, я пойду за ним по прямой, связь по рации», — я свернул в болото на звук выстрела. Выскочил, как оказалось, за его спиной. Вязаная перчатка «хольстеровская», вусмерть замерзшая, брошена на лыжне. Через сто метров – вторая. Подобрал. По рации слышу, вышел-таки Вася.
Подхожу к машинам, Вася, обняв кружку обеими руками, мелкими глотками пьёт чай. Протягиваю перчатки, тот глазом косится, сил нет.
«Я когда по телефону говорил, перчатки снял, а обратно надеть их уже не смог, вот и выбросил», — говорит с трудом, от холода не отошёл ещё, кисти рук – как у гуся лапы.
«Эх! Вася, Вася! Географию учить нужно», — Дима помог загрузить лыжи, — «Поехали!»

07 ноябрь 2015 г

Александр Кондратьев



Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий