Мултанское дело — коротко о сути

Мултанское дело – судебный процесс, в котором прокуратура пыталась обвинить в совершении жестокого преступления невиновных удмуртских крестьян. Если бы не резонанс, вызванный сфабрикованным характером обвинения, то на каторгу отправилось бы 12 человек.

 История убийства

1892 год, часть губерний Российской Империи испытывает голод и страдает от эпидемий тифа и холеры. Люди, стремясь прокормить себя и семью, снимаются с обжитых мест и отправляются на заработки. Многим найти работу не удается, и они занимаются попрошайничеством.

Среди ищущей лучшей доли толпы есть и Конон Дмитриевич Матюнин, крестьянин деревни завод Ныртов Казанской губернии. Он оставил дома жену и двух детей: сына и дочь, и ушел попрошайничать по дорогам. Подавали мало – людям с трудом верилось, что этот не старый (около 40 лет) и крепкий мужчина не может найти работу. Дело в том, что Матюнин страдал от приступов эпилепсии – примерно раз в месяц его скручивало судорогой. Христарадничая с апреля, к маю он преодолел более 100 км и оказался в окрестностях удмуртских сел Старый и Новый Мултан. В ночь на 5 мая 1892 г. неизвестные убили Конона, отрезав ему голову.

Полную версию событий «Мултанского дела» можно почитать здесь.

Поиск виновных

Труп нашли 6 мая на короткой дороге, соединяющей русские села Анык и Чулья. Точнее, тело, лежащее на тропе, видели 5 числа. Но девушка, обнаружившая его, приняла мужчину за банального выпивоху, который выбрал необычное место, чтобы протрезветь.

10 числа на место прибывает пристав Тимофеев и проводит первые изыскательные мероприятия: описывает место, собирает улики и информацию. Относится он к этому халатно – вещественные доказательства, имеющие важное значение, выбрасываются им в болото, а слухам и сплетням, наоборот, оказывается повышенное внимание. Так, с легкой руки завидующих крестьян, основными подозреваемыми становятся старомултанские вотяки.

Аутопсия показала, что из трупа были вырезаны сердце и легкие – это убедило полицию, что произошло ритуальное убийство.

Итогом расследования являлись улики, которые не относились к делу, тщательно собранные крестьянские байки о жертвоприношениях, и показания людей, возникающие из ниоткуда. Несмотря на абсурдность представленной доказательной базы, на скамье подсудимых оказались 12 вотяков.

Суды над мултанцами

Первое заседание прошло в декабре 1894 г. Поверенный Дрягин Михаил Ионович не мог не заметить всех несостыковок, которые являлись итогом надуманного обвинения. Но ему мешали давать пояснения и проводить допросы: прокурор и его помощники откровенно отмахивались от настойчивого защитника. После вынесения обвинительного приговора Дрягин подал кассационную жалобу в Сенат, которая была удовлетворена: рассматривал и делал по ней заключение известный юрист, обер-прокурор Анатолий Федорович Кони.

Второй раз суд открылся в сентябре 1985 г... Были приглашены эксперты: этнографы и врачи, и то, это произошло благодаря ходатайству Дрягина. Оно было удовлетворено не в полной мере – из предоставленного списка было утверждено 2 пункта, и для экспертизы был выбран другой исследователь этнограф. На предложение оплатить нужных ему специалистов самостоятельно, последовал отказ. В этот раз было нарушено право на отсрочку – когда был заявлен новый свидетель, поверенному не дали время на ознакомление с его показаниями. Приговор остался в силе. Была написана еще одна жалоба.

Восстановление справедливости

Третье судебное производство началось в мае 1986 г. Делом заинтересовался известный тогда адвокат, Николай Платонович Карабчевский. Благодаря его грамотной защите, все удмурты были оправданы, а продажный и подставной характер следствия стал очевиден.

Защитнику пришлось провести много собственных изысканий. Так, он предоставил присяжным точный план места происшествия – тот, который уже имелся, был весьма приблизительный. Он лично побывал в Старом Мултане и разговаривал с односельчанами подозреваемых. На суде он разбил показания ключевых свидетелей, обратив их в свою пользу. Так, он с блеском допросил причетника Богоспасаева, который лжесвидетельствовал. Было акцентировано внимание на притянутые доказательства и свидетельства, которые появлялись в нужный момент.

Общественное значение Мултанского дела

За процессом над удмуртскими крестьянами следила вся читающая Россия. Первым о нем написал А. Н. Баранов, вятский журналист. Широкая публика заинтересовались делом после первой апелляции – освещать события стал известный писатель В. Г. Короленко. Он написал серию статей и очерков, в которых вскрывал проблемы российской системы правосудия на примере вотякского дела.

Владимир Галактионович провел много времени, исследуя факты, исключенные из официальной версии. Писатель формировал общественное мнение – его значимость отмечали не только современники (Л. Н. Толстой), но и последующие поколения. По мнению Максима Горького, без деятельного участия Короленко, история с жертвенным убийством могла закончиться хуже.

В память о писателе, село с 1939 г. носит его имя.

Отражение в искусстве и литературе

Мултанский процесс нашел отражение в творчестве многих авторов. Тема кровавого навета вдохновила художника Валентина Белых на создание полотна «Арест мултанцев», написанную им в 1998 г.

Михаил Петров, советский писатель, рожденный в Удмуртии, в 1954 г. написал роман «Вуж Мултан» (вуж означает старый). В 1970-х годах по нему планировали снимать фильм, но задумка не была доведена до конца. Но на театральных подмостках сценарий, основанный на романе, увидел свет. До сих пор в Государственном национальном театре Удмуртии с успехом идет спектакль «Мултан уж». Роман Петрова сподвиг удмуртского композитора Г. М. Корепанова-Камского на создание оперы «Заговор» и симфонии «Старый Мултан».

В романе «Пелагия и белый бульдог», за авторством Бориса Акунина, есть отсылки к историческому процессу над мултанцами: сюжет о кровавой жертве несколько переработан, но все равно узнаваем. По этой книге был снят сериал, вышедший в 2009 г.



Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий