Тридцать три богатыря

p_O3JP3HQTI копия Друзья-туристы, выслушав мои рассказы про Юкаменский район, загорелись тут же и спланировали совместную поездку — проработать будущий маршрут.
Выехали рано, подморозило, но без гололёда.
Граница Юкаменского района, все реки текут в Чепцу, на север, а буквально километр назад был бассейн реки Кильмезь, юг. На краю деревни Одинцы женщина, голосует.
Водитель Дима: «Возьмём. И спросим её про местные достопримечательности». На заднем сиденье только Ольга – арт-директор нашей поездки, места хватит.
Насчёт «спросим» мы промахнулись.

Спрашивала и говорила всю дорогу наша попутчица. Но без назойливости, а потому доехали мы до райцентра быстро и незаметно. Тем не менее, информацию очень для нас ценную, она нам поведала. Про те самые песчаники необычной круглой формы, что в прошлой поездке я увидал возле часовенки у родника в Тылысе.
И тут же, выйдя из машины, на смотровой площадке с великолепным видом на южную часть села с прудом, нас окружили седые хранители времени. Приложил к одному руку, послушал. Умиротворение!


В местный музей зашли – дань уважения. И улыбки – узнали! И опять нам помогли советом. Пока утро, по заморозку съездить вначале в Тылыс и Татарские Ключи. Потом дорога размякнет. Спасибо! Мы так и поступили.

Но основное время и цель нашей поездки было село Пышкет. Его знаменитый дуб и, как потом оказалось, целый парк реликтовых деревьев с ивами необычной шаровидной формы.

Дуб молодчина, держится, но видно — досталось ему. Помочь, конечно, нужно.


Вниз аллея, воздух слегка морозный. Вдоль тропинки высоченные, головы задираем, липы и лиственницы.

А в конце парка, на взгорье, тридцатью тремя богатырями стоят плечо к плечу кедровые сосны.


Их собратья знакомыми шапками в глубине. Всё правильно, и дуб у них – дядька Черномор. Наверху стоит, из-под седых бровей наблюдает.
В музей подняться, как в метрополитене очутиться, так и ждёшь, сейчас эскалатор тебя поднимет.

Ученическая парта, ностальгия! Самовар дивный, ухват на колёсиках.

Надежда Борисовна душой за любимое дело, усадила меня за парту, пишу. Я всех подряд спрашиваю про перевод слова «Кортченвай». Была такая деревня у меня на малой Родине, да только лог и остался с этим названием. И, представьте, именно здесь, в музее нам пришёл логичный перевод этого слова – в деревне Кортченвай — варили (переваривали, как в желудке – «чен», удмурты меня поправят, если что) железо («корт»), плавили его из породы, добывали в логу («вай»). А в логу том до сих пор копи железные и печи плавильные.
Уже ради этого стоило сюда приехать!
Церковь из окна, как и дуб, стоит, не шелохнётся. Несёт свою вахту памяти. На яичном белке взращённая, цвет не теряет, и железо в окнах не тускнеет, время нипочём.

 

Уезжаем, оглянулись. Тридцать три богатыря смотрят строго, провожают.

Благодарим автора Александра Кондратьева за замечательный рассказ и фото

 



Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

2 комментариев к записи “Тридцать три богатыря”

  1. Павел:

    Здравствуйте, а что за шары каменные? Интернет молчит как партизан на допросе.

    • Александр Кондратьев:

      Со слов музейных работников села Юкаменское шары-песчаники, что на фотографии, это фундамент бывшего дома, что и стоял здесь на взгорье. Часть этих дивных шаров переправили к часовенке у родника «Тылыс». Однако происхождение и непосредственное местонахождение карьера, где их добывали — неизвестно. Для Удмуртии в целом использование песчаников для строительства фундаментов — широкая практика — «Мегалиты Малмыжского уезда» на LOVEUDM. Шаровидные камни хорошо известны в Оренбургской области — sol-iletck.ru/author/ladkfjvndafvkljb

Оставить комментарий