Воспоминания о школе и учителях. Леонид Кунаев

image (2) копия

Чем старше становимся, тем чаще приходят воспоминания. Иногда до таких мельчайших подробностей всё вспомнишь, до такой глубины, что ляжешь спать, крутишься, крутишься и до утра никак не уснёшь. В первый класс меня увела старшая сестра Юля, поставила около какой-то тётеньки, сказала, чтобы от неё не терялся и убежал. Потому что она уже училась в пединституте и ей надо было на учёбу, а автобусы тогда ещё не ходили, да и машина может какая нибудь специальная проходила раз в неделю. До Глазова в основном добирались пешком.

Нас выстроили в ограде школы на линейку, всех по своим классам, директор школы поздравил нас с началом учебного года, выступали ещё кто-то, линейка закончилась и всех повели по классам. Наш класс увели на второй этаж старой деревянной школы, учительница велела всем рассаживаться и началось знакомство. Учительницу звали Коробейникова Раиса Фёдоровна, с нами вместе училась её дочь Таня. На первом же уроке она спросила, не знает ли кто-нибудь какое-нибудь стихотворение.  Я сразу выскочил и начал рассказывать, но она меня остановила, сказала что надо поднять руку. Я поднял, она велела прочесть перед классом и я прочёл:--Тень тень потетень,

выше города плетень,

Сели звери под плетень,

похвалялися весь день!

Похвалялся зайка-

поди догоняйка,

Похвалялся медведь-

могу песни я петь!

Похвалялася лиса-

всему свету я краса,

Похвалялася коза-

всем я выколю глаза!

Не знаю, кто меня научил этому стишку, но я помню его до сих пор. Спрашивал у сестры — она только асмеялась. После этого учительница начала нас рассаживать, потому что мы расселись все по знакомству. Я с митинской девочкой Надей Кунаевой сидел за последней партой в среднем ряду, теперь оказался на первой в среднем ряду рядом с её дочерью Таней.
Отец умер осенью 1953 года, в возрасте 45 лет, поэтому помню его плохо. Денег в доме не было, мать работала в колхозе за трудодни, и за эти трудодни осенью давали зерно на хлеб. Нас у матери было семеро, Юля училась в пединституте, ей давали стипендию, не знаю сколько, но она выкраивала из стипендии немного денег и всегда, когда приходила домой, приносила с собой какой-нибудь крупы. Старший брат, Вячеслав, учился в Ижевске в ремесленном училище, остальные все были дома.

Поэтому до первого класса ничего сладкого не ел, только в школе один из учеников, Боталов Толя, принёс кусок арбуза и дал попробовать. Казалось, ничего слаще я не ел. У Боталовых было двенадцать детей, но у них был отец, он работал главным бухгалтером на льнозаводе, и деньги у них были. Наверное и мать работала там же. Толя Боталов замёрз на улице возле дома пьяный уже взрослым человеком.

Зимой я начал носить нашей учительнице молоко, не могу вспомнить, наверное мать договорилась. Жили они в старинном доме около церкви втроём, муж работал в МТС главным инженером. В благодарность за молоко они подарили мне подержанный портфель, очень красивый, с двумя кармашками на лицевой стороне. До этого я ходил в школу с сумкой из мешковины, которую сшила мать. Всего два класса проучила нас Раиса Фёдоровна, летом после второго класса они уехали в Ижевск, больше я их не видел.

Летом после второго класса я тяжело заболел пневмонией, сильно похудел, врачи определили меня в детский санаторий в Глазов. Санаторий был на улице Красной, сейчас никак не могу вспомнить, где она была. Там на площади была деревянная церковь, она работала, в семь часов утра она нас будила звоном колоколов. Перед церковью была зелённая трава, там мы играли в разные игры, один раз хотели зайти в церковь, но нас не пустили, какая-то женщина зашипела как гусыня и выгнала нас.

В третьем классе пришлось учиться в Глазове, учился на улице Кирова в третьей школе до декабря. Только в декабре меня выписали и я перешёл в Понинскую школу. Видимо в школе не хватало помещения для нашего класса: мы учились в здании бывшего военкомата, это здание стояло чуть выше бывшего сельсовета, двухэтажное деревянное здание. Учителем нашим был Зайцев Владимир Николаевич, молодой, лет 20-25 мужчина. Сильно кашлял, иногда даже выходил из класса, чтобы прокашляться, тогда в классе поднимался шум. Он возвращался, никогда не повышал голоса, по-моему, он вообще не умел ругаться. Ещё я помню, как он послал меня за папиросами, и я специально принёс ему через час, а может и больше, знал, что он из-за курева кашляет. Он учил нас до пятого класса. В пятом классе классным руководителем стала молодая девушка Сысоева Фаина Ивановна.

Теперь нас учили уже разные учителя. По географии учил директор школы Богданов Николай Вениаминович, фронтовик. Их, фронтовиков, в школе было двое, ещё Ельцов Макар Афанасьевич, который учил по физике. Николай Вениаминович жил в д. Полдарай, а это в пяти км от Понино, поэтому зимой приходил на лыжах, а летом на велосипеде. Всегда у входа в школу у дверей в углу стояли лыжи или велосипед, все знали, что это у директора и никто не трогал. Они , фронтовики, казались нам взрослыми дядями, много повидавшими, мы вроде их боялись, но и уважали. Наверное, потому что они видели войну, видели много смертей, воевали сами, они очень любили детей. Я не слыхал, чтобы они повышали голос на ученика, хотя на уроках Макара Афанасьевича всегда был шум. Он смеялся вместе с нами, но иногда садился за стол, смотрел в окно и ненадолго задумывался.

Фаина Ивановна, классная, учила нас по русскому языку. Как-то зимой она заболела, и её положили в больницу. Заменила её старая учительница, пенсионерка, когда-то тоже очень хорошая учительница Бабинцева Татьяна Петровна. Наверное из-за фамилии дети дали ей кличку Татьян Баба, с ударением на последней букве. До сих пор помню её уроки, у неё были свои правила, примеры, как надо писать то или иное слово. Например правописание Ч и Щ она объяснила нам так: в слове мужчина надо писать Ч, потому что муж имеет ЧИН, а женщина надо писать Щ, потому что она варит ЩИ !Вот и всё, коротко и ясно! И помню до сих пор. Но ругалась она тоже по своему, я сидел на последней парте, так при её ругани слюни долетали до меня! Восьмой класс был для меня последним, я взял документы и вышел из школы в большую жизнь! Остальные три класса закончил уже в вечерней школе, когда нибудь напишу и об этом.

 

Сердечно благодарим автора Леонида Кунаева



Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий